Интересных взглядов придерживается президент Академии наук Белоруссии В. Ф. Купревич. По его мнению, «возможны жизненные формы, где углерод замещен другим элементом, например кремнием... Мы, несомненно, найдем на планетах новые, неизвестные нам формы жизни...».

Если на небесном теле физические условия напоминают земные, то наличие жизни на таком небесном теле вполне вероятно. Если же условия и виды изменчивости организмов отличны от земных, хотя бы и в значительных пределах, то этот факт сам по себе еще не исключает возможности жизни на таком теле.

К сожалению, эта истина далеко еще не общепризнана. Нередко приходится сталкиваться с очень узким, по существу геоцентрическим взглядом на жизнь. О космических формах жизни судят по земным меркам. Жизнь признается возможной только в земноподобной обстановке.

Границы жизни, т. е. граничные физические условия, в пределах которых могут существовать живые организмы, нам известны пока очень плохо. Вопреки прогнозам пессимистов, на Земле, по-видимому, нет уголка, где не встречалась бы жизнь. В 1960 году ее обнаружили даже на дне океана, на глубине, превышающей 11 километров, в области вечного мрака и чудовищного давления.

Повсеместность жизни на нашей планете заставляет нас быть осторожными в отрицательных прогнозах о возможности жизни на других планетах, тем более, повторяем, что нам известна пока лишь одна, «белковая» форма жизни, основанная на формах искусственного отбора, а ее «единственность» никем не доказана.

Уверенность в многообразии жизненных форм не имеет ничего общего с Фламмарисновской верой в ничем не обусловленную универсальность жизни. Как бы ни были многообразны формы жизни, они всегда остаются тесно связанными с материальными условиями возникновения и потому существуют не всегда и везде, а лишь при определенных условиях, пусть гораздо более широких, чем они представляются нам сейчас.

Говорят, что проблему жизни на других мирах можно решить, только побывав на них, а до осуществления космических экспедиций не стоит и браться за столь непосильную задачу. Практика опровергает эту пессимистическую точку зрения. Успехи астробиологии показывают, что можно и. не покидая Земли выяснить многое о внеземной жизни. То, что уже сделали астробиологи, — только начало. Круг астробиологических исследований может и должен быть расширен.

Разумеется, космические полеты и особенно посещение других небесных тел сразу же обогатят астробиологию удивительными открытиями, изменят весьма существенно методику астробиологических исследований. Но и то, что уже сегодня доступно астробиологии, весьма ценно для познания Вселенной. Не случайно, поэтому Академия наук в своем плане развития астронавтики предусмотрела и такую тему, как «прогнозирование жизни на других планетах».

Великая проблема обитаемости других миров, в неясной полуфантастической форме осознанная человечеством еще тысячелетия назад, в настоящее время переведена на твердую почву научного исследования и имеет все основания для успешного решения.